21:57 Ну это просто средневековье какое-то, простите…

Из хороших новостей — Ванечку признали местным студентом, не будут с него трясти страшных денег. Манечка собирается в Испанию.

А я начал проявлять фотографии с семинара, но как-то очень медленно…

 

23:17 Между прочим, сегодня три раза шёл град, да с молниями, с громами. Кайф. Правда вот, работы опять слишком много — я убежал к девяти, в девять с лишним вернулся… Пора, наверное, новую работу искать, более гуманную. И ещё пришлось Ванечке готовить копии бумажек, а то его записали в приезжие, и собираются с него страшных денег требовать за учёбу.

20:55 В Роллинг Стоуне очень страшная статья про то, какие могут произойти последствия того, что нефть кончится. Очень хочется это дело обсудить с кем-нибудь, кто помнит семидесятые, но…

Детишки что-то расшалились, разбаловались.

Ближайшие несколько дней, похоже , будут красивые облака.

22:58 Вот, начал фотографии выкладывать с острова:

22:11 Неожиданно пришли Ванечкины оценки за семестр, посланные вчера , а вовсе не в прошлый четверг, как было обещано. Ванечка — Герой конкретный, чуть ли не отличник в этом страшном месте. Только жулик философ им недоволен, пишет, что юноша недостаточно подробно философствует и не предусматривает вредных возражений воображаемого врага, а остальные пять учителей вполне удовлетворены: по инглишу — хорошо, по истории — хорошо, по физике и математике — отлично (по физике — два учителя).

Мой доклад почти готов (хочется надеяться), а после доклада я на некоторое время исчезну по делам и появлюсь через некоторое время.

Очень меня беспокоит молчание тётушки — то ли письма не проходят, то ли что случилось?

21:40 Сижу на работе, готовлю доклад. Мрак.

На фиг такая жизнь? Зачем эти двенадцатичасовые рабочие дни? По-моему, никакого смысла, совершенно. Пока ездил домой ужинать, какая-то тётка по радио рассказывала, как во Франции они с мужем работали — он 35 часов в неделю, она — 32, и десять недель отпуска. Всё, решено, учу испанский, готовимся через какое-то время переезжать в Испанию.