У мальчишек утром был урок плавания с мощной тренершей, а потом они играли, чему-то понемногу учились – при этом у Тимохи обучательная программа более насыщенная, чем у Сашика: Тимоха и к пианино подходит сам, и пыхтит, изучая редактор игр Hammer, и барабанит и даже на гитаре брякает. А Саша как-то более расслабленно к жизни подходит. Я тоже учился – музыке и программированию айфона. А вечером ещё Тимошкин компьютер заявил что через двадчать часов совсем перестанет работать потому что у него такой старый Windows. Пришлось исполнять вокруг него шаманские пляски с бубном, и пока непонятно, приживётся ли новая версия…

Сегодня как раз когда невидимая Луна (она была ниже горизонта) случилась напротив невидимого Меркурия (он был слишком близко к Солнцу, да и Солнце было за облаками), наша поездка в пиццу вылилась в порванное колесо и невнятный штраф за парковку, который, будем надеяться, сам собой рассосётся. Кстати, колесо Манечке переодели бесплатно…

Тёмный день, дождь идёт… Деревья цветут:

100227-9418

Почта принесла два учебника гитарного джаза и два видеодиска посмотреть: документальный “Может стать громко” и Snatch, который мне кто-то из друзей, скорее всего – Глебушка, велел посмотреть. Документальный фильм про гитаристов оказался пустой тратой времени. Snatch уже веселее, через час станет понятно про время…

Солнышко, облака, деревья всякие цветут со страшной силой, а я всё никак не приду в себя…

На работе выяснилась довольно неприятная вещь – оказывается в “среднем” промежуточном предствалении программ (Mir) инструкции call не имеют операндов. Совершенно непонятно как жить дальше.

Между прочим, звёзды во вторник сказали что гитара приедет, но через десять дней. Похоже так и будет.

Солнечный светлый день, просто праздник какой-то. А я, хоть и без внешних проявлений болезни, но дурак-дураком. Видимо надо завязывать с этим страшным средством от кашля. Впрочем, на работу это, похоже, не влияет. Теперь смотрю по Нетфликсу Чарли Бёрда. Потрясающе…

Кстати, кувшинчик варит прекрасный кофе, главный секрет – не перегревать конфорку. Чем она холоднее, тем медленнее кофе вытекает и тем он вкуснее. И ещё мы нашли запасной стакан от кофейного пресса и я в нём вспениваю молоко – получается лучше всего что у нас было до сих пор. Взбивалка, наверное, сломается в какой-то момент, но в общем и целом – у нас никогда ещё не было такого вкусного кофе, притом так быстро, тихо и дёшево.

Сдохла наша очередная кофейная машина – эта была за $49. Оказывается даже паровые машины теперь такие плохие, что лучше держаться от них подальше. И я не могу её открыть – нужна специальная отвёртка за двадцать баксов, которой у меня нету. Выкинули так, не узнавая в чём было дело. То есть я догадываюсь, что там капроновая фигня сносилась. Меньше чем за два месяца  Раз так, то мы переходим на классику – алюминиевый кофейничек который ставят на плиту. Манечка вспомнила что у нас похожая штука была в Барселоне. Только надо что-то придумать взбивать молоко. Что-нибудь в этом духе.

Тимоша такой счастливый – ему купили записную книжку вроде Молескина, он там рисует каких-то занятных персонажей для игры и очень горд.

Днём было серенько, а к вечеру пошёл дождь, как и обещали.

Я выздоравливаю, даже на теннис сходил, и там вполне адекватно прыгал. На работе вещи движутся, старые ошибки исправляются, новые обнаруживаются.

Манечка привезла Г.Я. из аэропорта, всё хорошо.

Сашик весь вечер делал уроки – часа четыре, кажется. Старался как взрослый. Интересно, надолго ли такого его отношения хватит.

Метеоролог пишет что сегодня был последний солнечный день, что завтра начнутся дожди.

Я продолжаю болеть, но дома сидеть некогда, поэтому ходил на работу, и даже что-то содержательное там делал.

А вот вчерашняя фотка детей:

when dad is sick